Славянский Двор

Размышления о некоторых насущных проблемах Русской Цивилизации Анастасии Аверьяновой 2012 год

Slavmoda.com

Почти двести лет назад русский мыслитель и державный муж граф С.С.Уваров в переписке с Государем Императором Николаем Павловичем сформулировал фундаментальный девиз русской жизни «Православие - Самодержавие - Народность», который выразил смысл не только предшествующей многовековой истории нашего Отечества, но и определил духовную и культурную стратегию бытия нашего народа-Богоносца на все грядущие времена вплоть до Второго Пришествия Христова.

В минувшие два с лишним десятилетия православными патриотами России предпринималось немало усилий по возрождению духовных основ русского национального самосознания в русле «уваровских» идеалов. Однако в тот же период повседневный быт русского человека, русской семьи был подвергнут безпрецедентной по масштабам и усилиям информационно-психологической культурной агрессии со стороны чуждого нам по духу и содержанию западного образа жизни, враждебного нам цивилизационного кода.

В советское время культурное влияние Запада жестко ограничивалось официальной идеологией и политикой. Но настоящего внутреннего противостояния такому влиянию не было: в условиях холодной войны «запретный плод» западной культуры для советских людей, для масс наших соотечественников стал особенно привлекательным. И после падения «железного занавеса» на наш народ хлынул вал иностранной пошлости и безвкусицы. Освобождение нашего народа от богоборческого идейного пленения обернулось не возвращением к исконным началам русской культуры, а пленением новым - по своему духовному содержанию ещё худшим. Миллионы кровно русских людей стали воспринимать собственную национальную культуру глазами иностранцев: балалайка - матрешка - шапка-ушанка. «Нормой» повседневного «нашего» быта стали джинсы, кола, жвачка, голливудский «блокбастер»... А когда пришло пресыщение всем этим и люди оторопело стали оглядываться вокруг себя в собственных жилищах, то ничего «своего», кроме матрешек да хохломских ложек, на кухонных полках не увидели. Политика рынка, которая декларирует идею «свободного выбора» потребителем, на самом деле никакого выбора, кроме выбора «лейблов» на джинсах разных моделей, не предлагает... Такая вот - «свобода»! А на самом деле - «засада», плен...

Надо сказать, что подобные губительные наступления чужеродной культуры Россия переживала не раз. Нечто подобное происходило и в XVIII столетии, и в первой половине XIX века. Правда, тогда подобные культурные «моровые поветрия» охватывали только так называемое образованное общество и городскую жизнь, а многомиллионная русская крестьянская община сохраняла верность традиционным основам русского уклада и национальным идеалам. Однако молодой Государь Император Николай I, вступление которого на Престол в Декабре 1825 года было омрачено революционным бунтом аристократической черни, глубоко осознал губительность подобных увлечений западной культурой и стал медленно - без реформационных рывков, но при этом неуклонно разворачивать державный корабль в фарватер русской самобытности.

Именно по воле Державного Вождя Земли Русской отечественная академическая ученость обратилась к систематическому масштабному изданию в различных многотомных сериях наследия древнерусской литературы - Русских Летописей, духовных повестей, сокровищ древних актовых материалов. И хотя русские славянофилы 1830-1840 годов из числа русских аристократов позволяли себе некоторую «фронду» по отношению к Николаевскому «режиму», сами того не осознавая, своим появлением они были обязаны новой национальной политике Русского Императора: свои знания о Древней Руси и её культурных идеалах они черпали из изданий Императорской Академической архивной комиссии.

При решительном покровительстве и одобрении Государя произошло зарождение русской национальной культуры в классических музыкальных жанрах - появилась Русская опера с русскими сюжетами и русским народными мотивами.

Великим деянием Государя Николая Павловича стало Его решение возродить в православном храмоздательстве исконные архитектурные традиции Восточной Ромейской Империи и древнерусского зодчества. Те же изобразительные мотивы Он потребовал использовать и при строительстве важнейших государственных зданий. Большой Кремлевский Дворец, Оружейная Палата, Московский вокзал в Санкт-Петербурге и Николаевский вокзал в Москве стали первыми образцами реализации этой национальной политики.

Именно в формулировании этой Имперской Идеологии и Политики полномасштабного народного образования и воспитания в национальном русском духе ближайшим помощником и «сотаинником» Государя стал граф Сергей Семенович Уваров, предложивший формулу «Православие - Самодержавие - Народность», которая в своём составе основывалась на воинском девизе времен Отечественной войны 1812 года - «За Веру, Царя и Отечество!». Государь Николай Павлович проводил Свою политику национализации Империи и её государственной жизни без директивного нажима и запретов на западную моду. Царь-Батюшка, зная слабые черты собственного народа, именно прививал русской аристократии, русскому дворянству и разночинству любовь к собственной национальной самобытности.

Ещё многие десятилетия после Императорского Указа о храмоздательстве в России возводились церкви и в «привычном» классическом античном стиле, храмоздатели переживали увлечения даже «неоготикой». Что же касается гражданской архитектуры как государственного, так и частного значения, там продолжали «царить» различные увлечения любыми стилями. Однако выросло два-три новых поколения русских зодчих, и к концу XIX столетия стало просто «неприличным» предлагать в качестве проектов православных церквей здания с «античными» колоннами и портиками или куполами в стиле соборов Рима, Лондона и Парижа. Русский Стиль благодаря такой терпеливой Царской политике вновь стал родным для русских зодчих - без каких-либо настойчивых директив и запретов на западную моду. Даже общее увлечение «модерном» в России породило такое исключительно самобытное в общеевропейской культуре явление, как «русский модерн».

Когда в 1903 году праздновалось 290 лет воцарения Династии Романовых, то уже отнюдь не волевым решением Правнука Русского Императора Николая Павловича - Святого Царя Николая Александровича, а по предложению модных русских «дизайнеров» той эпохи было решено провести Юбилейный Бал в одеждах Русского Стиля. Тогда не только Государь и Царица, но и весь цвет русской аристократии, служилого слоя и купечества облачились в кафтаны и платья в Русском Стиле. А через десять лет при праздновании 300-летия Дома Романовых для Дворцовых Балов в Кремле и Санкт-Петербурге были созданы тысячи разнообразных костюмов, которые были уже не просто стилизацией, но воссозданием древнерусских одеяний - Царских, боярских, воинских, купеческих. Тогда Русские Женщины блистали своей статностью и величавостью в расшитых роскошных платьях, кокошниках и сафьяновых сапожках, представляя всё многообразие и богатство исконного русского костюма. По дневникам и письмам известно, что представители иностранного дипломатического корпуса в России были просто в восторге от их красоты, великолепия, оригинальности. Дворцовые торжества 1913 года стали образцами для проведения подобных юбилейных мероприятий и в русской провинции. А открытки Императора Николая Александровича и Государынь Императриц Александры Феодоровны и Марии Феодоровны в древнерусских Царских облачениях разошлись колоссальными тиражами и украсили миллионы крестьянских изб и мещанских домов.

Западная Европа, особенно Франция, Дания, Италия, курорты Германии, в первые два десятилетия ХХ столетия переживали настоящий бум на всё русское - русскую кухню, русскую бижутерию, русскую живопись, русское прикладное искусство. Об увлечении в ту пору русским балетом, русской музыкой или театром и говорить не приходится.

Первая Мировая война и революция убили этот небывалый взлёт русской культуры в самой России, хотя благодаря миллионам русских беженцев в 1920-1930 годы интерес Запада к Русскому Стилю не ослабевал.

Но коренное свойство ведущих представителей западной цивилизации таково, что высоко оценивая самобытные проявления иных цивилизаций, не только русской, но индийской, китайской, японской, африканской, арабской, персидской и других, они никогда не впадают в слепую подражательность и безоглядное увлечение ими. Собственный интерес и собственное значение у них всегда на первом месте. И вполне искренне ценя чужую самобытность, они считают своим «священным» долгом навязывать своё видение мира и подчинять чужую самобытность себе, в конечном итоге разрушая современное существование чужой самобытности, переводя её в разряд мёртвой музейной ценности.

Именно это свойство Западной Цивилизации прекрасно осознал в своё время Государь Император Николай Павлович и Его верный сподвижник граф С.С.Уваров, выдвинув в качестве основы русского бытия и выживания во враждебном мире Православную Веру, Православное Царское Самодержавие и Православную Культуру Русского Народа.


Нам предстоит громадный труд по освобождению из нынешнего чужеродного пленения. К сожалению, в нынешних условиях отсутствует общероссийская государственная политика, стратегия действий в этом направлении. Во многом этот труд должен опираться на самовоспитание и самообразование, на самодеятельные усилия. Такое самобытное, самородное воссоздание элементов «уваровской» просветительской программы сейчас не имеет никаких политических препятствий. Господь же, видя наши чаяния, придаст нам сил, и мы можем надеяться, Он по Своей Воле вознесет эти программы на Российский государственный уровень. Но Вера без дел мертва есть. И дела нашей Веры должны обретать конкретность даже в малых на первый взгляд проявлениях, в скромных инициативах и общественных программах.

В первой коллекции «Весна - Лето 2012» были использованы только натуральные материалы - лен, ситец, шелк, вышивки, кружево, жемчуг, уральские самоцветы, - всё то, что выделяет самобытный Русский Стиль на фоне безликого проамериканского униформизма. Радовало глаз многоцветие и яркость красивой, но при этом практичной одежды. Лично я вижу в этом начинании великую перспективу. Один из героев Ф.М.Достоевского говорил, что красота спасет мир. И эта простая мысль, что красота сама по себе является громадной силой в противостоянии уродству, безвкусице, безобразию, не утратила своего значения. Красота воздействует не просто на глаз. Я убеждена, чем больше русских людей будут охватывать информационное пространство Русской Красоты, тем меньше на Русской Земле будет оставаться места для пошлости и зла. Пока у нас не принято ходить в музеи народного творчества, мы утратили остроту восприятия красоты национального костюма и предметов быта. Но терпеливая просветительская работа русских мастериц, самоотверженная скромная работа любовного насаждения Русской Моды обязательно принесет свои плоды. Если Русская Женщина по велению своего сердца сделает выбор в пользу Русского Стиля, она под стать этому стилю станет преображать и свой домашний быт, тем самым совершая неприметную, но плодотворную работу по воспитанию вкуса к Русскому Стилю у мужа и сыновей.

Какой вывод я сделала из первого показа мод «Дома русской одежды»? У русских людей появился выбор между своей национальной одеждой и растиражированной «модной» дешевкой. Создание условий для такого выбора, это тоже важный и необходимый покаянный труд на пути возвращения к идеалам Православия, Самодержавия и Народности.