Славянский Двор

Царица Мария Темрюковна (Федоровна)

        Через семь дней после смерти Царицы Анастасии, 14 августа, в канун Успения Пресвятой Богородицы, к Царю Иоанну прибыл Святитель Макарий, Московский Чудотворец, с Владыкой Сарским и Подонским Матфеем, а также с архимандритами, соборными старцами, с боярами и другими государевыми чинами. Церковно-державная депутация решительно обратилась к Самодержцу с верноподданническим прошением – после подобающего трауру срока вступить во второй брак: «занеже он, Государь, во юноством возрасте, тех еще лет не дошел, чтобы ему мошно без супружества быти, и он бы Государь, для крестианские надежи женился ранее, а себе бы нужи не наводил». Царь им отказал, но сказал, что, если надумает, то известит о своем решении духовенство и бояр. Того же месяца, 16 августа, повелел Государь быть у него Митрополиту, епископам, архимандритам и боярам и сказал им, что ради малолетства детей он вовсе не собирался жениться, но «для митрополичья прошения и земли для хочет он дело о женитьбе совершити, и искать бы ему невесты в ыных землях». Выражение «земли для» означало в древности – «ради высших государственных интересов Руси». Государю стали советовать взять в Супруги одну из сестер польского короля Сигизмунда. Тогда же дали наказ окольничему Федору Сукину с дьяком, отправленным с этой целью в Литву. Посол должен был разведать про обеих сестер короля – Анну и Екатерину – «каковы ростом, сколь которая тельна, и какова которым обычаемъ и которая их лучше… если обе сестры одинаковых достоинств, но старшей если больше 25 лет, то свататься за младшую». Смотреть дочерей шведского короля был послан другой чин – Федор Беклемишев с подьячим. А третий Федор, Вокшерин, послан с подьячим смотреть и везти в Москву дочерей князей Черкасских.

      К этому времени к России были присоединены Казанское и Астраханское царства, и Россия вновь вплотную приблизилась к Кавказу, как это было во времена древних Великих Русских Князей – Святослава Игоревича, Равноапостольного Владимира Святославича, Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха. Нарушенные за три с лишним столетия связи с иафетическими народами Кавказа стали восстанавливаться. Еще в 1556 году делегация из Кабарды прибыла ко двору Царя Иоанна I с богатыми дарами и с целым табуном великолепных кабардинских коней.  абардинские мурзы просили Царя принять их самих и их народ в российское подданство. В 1560 году среди русских бояр были сторонники дружбы с кавказским народом, и они в свою очередь тоже обратились к Государю с просьбой закрепить союз с кавказскими народами Царской женитьбой на одной из знатных кабардинок.

       Царская Невеста нашлась среди дочерей верховного Князя Кабарды Темрюка Айдаровича – правнука Князя Инала, который, по родовому преданию, до владения Кабардой некоторое время был мамелюкским султаном Сирии и Египта. Жители Кабарды на Руси именовались черкасами, или черкесами. Позднее многие из них по родству с новой Царицею получат имя князей Черкасских, оставивших заметный след в русской истории. Вспомним хотя бы, что именно князь Черкасский убил Лжедимитрия, а в Москве, где некогда находились владения Черкасских князей, по сей день существуют Большой и Малый Черкасские переулки.

    Дочь свою, княжну Кученей Темрюковну, в Москву отец не отпустил, но Царю повезли парсуну – портрет юной кабардинки. Когда доставили оную парсуну пред светлые очи Царя, портрет Государю понравился, и он «княжне черкасской велел быти на своем дворе» . В воскресенье 15 июля 1561 года брат черкешенки Салтанкул (в Крещении –Михаил) привез ее в Москву. Царь «смотрел ее и полюбил» и велел крестить княжну в Православную веру. Царский духовник, Благовещенский протопоп Андрей, 16 июля огласил княжну и нарек ее Марией (в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины), а Царь объявил ее Царской Невестой и ввел ее в Царицыны хоромы. Княжну Кученей Темрюковну в Православии стали официально именовать Марией Феодоровной, хотя в обиходе все же закрепилось именование Мария Темрюковна.

     20 июля, в воскресенье, в Успенском соборе Кремля Московский Святитель Макарий крестил ее, а владыки и архимандриты соборно пели молебны вместе с Царем, Царевичами и боярами в Архангельской церкви у могил Царских прародителей. После завершения чина Крещения Царь Иоанн Васильевич преподнес Марии золотой крест-складень, а Царевичи Иван и Федор вручили ей кресты, украшенные алмазами и жемчугом.

21 августа 1561 года, в четверг, на память Святого Апостола Фаддея, по Москве стоял такой перезвон всех колоколов многочисленных церквей и соборов, что «люди в разговоре не могли слышать друг друга». Московский Святитель Макарий венчал Царя Иоанна и княжну Марию в Успенском соборе. «И нача с Царицею своею Царь и Великий Князь Иван Васильевич, с Великою Княгинею Мариею Темрюковною царствовать любезно». «В Сентябре послал Царь в Кабардинские Черкассы к Темрюку-Князю, посольством, великое жалование, платье и суды, и свою радость им сказати, что Царь и Великий Князь пожаловал, дочерь их взял за себя».

    Появление новой Царицы поднимало в дворцовой среде много страстей, интриг и тайных козней. Черкесское родство Царицы встречали с тайной злобой и ненавистью. Сидевшие прочно на своих местах дворцовые и приказные чиновники тревожно ожидали перемен в пользу новых родичей Царя.

    Черкесская княжна Мария стала Супругой Царя тогда, когда вокруг него усилились интриги, некоторые бояре и князья не мирились с усилением могущества Государя, изменяли, уходили в Литву или к татарам. Другие строили козни в Москве, пытаясь свести с Царства Иоанна, а на его место посадить уступчивого князя Владимира Андреевича Старицкого – двоюродного брата Царя.

    Царицу первые годы, как пишут современники, козни дворцовые не очень трогали. Она, как все восточные женщины, отличалась кротостью и не вступала в общение ни с кем, кроме близких. Преданная Царю, она всегда была рядом с ним. Ехал ли Царь по делам в Коломну или Новгород, Царица, легкая в седле, скачет рядом. Выезжал ли Царь на охоты, Царица, прекрасно владеющая луком и арканом, рядом со своим Государем. Из Александровской слободы на несколько дней выезжали охотиться под Ростов, Муром, Любим. А из Москвы ездили в Измайлово или к Сетуни до села Кунцева и далее к селу Ромашково – вотчине Царевых родичей Романовых. Много дичи водилось в окрестных московских лесах, и Царские охотничьи забавы продолжались по нескольку дней.

   С детства Кученей Темрюковна любила наблюдать бойцовские поединки, тем более, ее брат Мастрюк был знаменитым на Кавказе поединщиком. На Руси борьба и кулачки были всегдашним развлечением мужчин. Царь с Царицею следили за кулачными боями и покровительствовали бой-цам. Побывавшие в России иностранцы оставили много разнообразных свидетельств и описаний русского кулачного боя. Привыкшие биться с превосходящим противником, зачастую одновременно с несколькими бойцами, наши предки не подставляли себя под удар, а отводили силу атаки нападающего в сторону, и таким образом веками ковался свой стиль единоборства.

Особым видом кулачного боя являлись судебные поединки, где решалась Божия воля между двумя тяжбующимися сторонами в присутствии судей и многочисленных зрителей. Истец или ответчик, сам или при помощи наемного бойца, разрешал с Божией помощью спор в поединке.

    Известные поединщики не обязательно были атлетического телосложения, а наоборот, в истории сохранились невысокие худощавые бойцы, такие как Потаня-хромоножка, про которого передавались легенды и пелись песни. Про него, кстати, существует предание, что он бился с братом Царевны Мастрюком.

    Летом 1565 года приехал Мастрюк Темрюкович в Александровскую слободу в гости к Царю. Аскетическое житье было не по душе Мастрюку, и он загрустил. И тогда Царь предложил ему бойцовскую забаву – пригласил на бой крестьянского сына Потаню. Мастрюк сразу предложил биться «на буйны головы», но Потаня, повергший не одну буйную голову, согласился биться только «на цветные платья». Первая схватка была скоротечная, Потаня подсечкой повалил Темрюковича.

     Но царский шурин стал утверждать, что побежден он нечестно, и требовал нового поединка без подножек и только на силу. Мастрюк был гораздо больше и сильней, но Потаня «приподнял Мастрюка-от повыше себя. И ударил его о сыру землю». Он припечатал соперника спиной, и к «земле коленцем прижал». Царь ликовал, это понятно, но в некоторых вариантах песни этой победе радовалась и Царица Мария.

    Кабардинская княжна, ставшая Русской Царицею, с радостью приняла Христову веру в сердце свое. С Царем она посещала храмы и монастыри, усердно и подолгу молилась. Известно посещение Кирилло-Белозерского монастыря, где Царица своей пламенной верой покорила и восхитила Архимандрита с братиею. «Новый сосуд благодати » – так назвали удивленные монахи Царицу Марию Темрюковну. При расставании Архимандрит с братией несколько верст шли вслед Царю и Царице и пели молебны, возглашали многолетия.

    Осенью 1562 года Царь Иоанн пошел с войском на Полоцк. Завоевание Полоцка означало возвращение древнерусского стола Великих Князей Рюриковичей-Рогволодовичей. Софийский собор в Полоцке, в XI столетии построенный еще Князем Всеславом Вещим, по зодческому ладу прямо перекликался с Софийскими соборами в Киеве и Новгороде. И все эти древнерусские храмы имели духовно-символическую связь с Софией Царьградской. Многие Русские Великие Князья чаяли вернуть Полоцкую Русь в свои владения. Только в XVI веке Россия безуспешно предприняла три попытки вернуть Полоцк.

    К этому времени Царица Мария Темрюковна уже активно интересовалась делами Царства, не зря после взятия Полоцка ей первой Государь сообщил эту радостную весть. 21 марта 1563 года Царица Мария родила Царевича Василия Иоанновича. Но вскоре мальчик заболел и 6 мая скончался. Его похоронили рядом с единокровным братом, Царевичем Димитрием I Иоанновичем, и дедом, Великим Князем Василием Иоанновичем, в Архангельском соборе Кремля. В последний день декабря 1563 года осиротела духовно Русская Земля, преставился Богу Первосвятитель Московский Макарий, крестный отец Царицы и Царевичей Иоанна и Феодора. Со слезами слушала Царица в соборе завещание Святителя и духовного отца: «…оставляю мир и благословение и прощение Боголюбивой и Христолюбивой Царице Великой Княгини Марии, о Святом Дусе пораженной во святей купели от нашего смирения крестную мне дщерь, а сам от нея того же прошу получити мира и благословения и прощения».

     В 1565 году Царица вместе с Царем уезжает в Александровскую слободу. Вместе же с Царем выстаивает ежедневные длинные службы, слушает знаменитый церковный хор из лучших распевщиков России. Здесь, живя в абсолютной безопасности среди своих – царских единомышленников, она становится счастливой. Здесь она ведет переписку со старшей женой турецкого султана и другими своими родственниками. Через год Царь с Царицею возвращаются в Москву, полную интриг, заговоров, измен. В заговор вовлечен и невинно пострадал новый Святитель Московский Митрополит Филипп. На 1567–1569 годы Царь с Царицею переехали в новую северную столицу России – Вологду, где был выстроен для этой цели каменный Кремль и великолепный Софийский собор.

     В начале августа 1569 года, в Вологде, всегда пышущая здоровьем Царица неожиданно тяжело заболела и слегла. Царю срочно нужно было отправляться в Москву, и он повелел везти Царицу Марию Темрюковну в Александровскую слободу. Царица Мария таяла на глазах. То и дело приходилось останавливаться: она тяжело переносила долгий переезд. Охваченная жаром, она впадала в забытье, бредила. Везли ее уже почти без остановок. Только в конце месяца Басманов смог привезти ее в Слободу, где уже находился Царь, извещенный гонцами о тяжелом состоянии жены. День и ночь не отходил от нее Царь Иоанн, ее брат Михаил, личный царский врач голлан-дец Арнольд Линзей и другие лекари. Но ничто не помогало умиравшей Царице. Она ненадолго приходила в сознание, потом снова теряла его.

   6 сентября 1569 года под утро Царица скончалась. Так сообщает надгробная надпись на саркофаге Царицы Марии. Однако, видимо, по первоначальному недосмотру Н. М. Карамзина в исторической и церковно-исторической литературе широко устоялось в качестве даты смерти Царицы Марии 1 сентября, что отразилось даже в храмовой символике в посмертном церковном почитании Царицы. В полдень 6 сентября Михаил Темрюкович, Алексей и Федор Басмановы, Борис Годунов, князья Афанасий Вяземский, Глинский, Милославский и Вельский вынесли из Царских покоев покрытый шелковыми материями гроб с телом Царицы Марии и установили его на погребальный возок. Траурный кортеж двинулся в Москву. В Москве и во всех городах России объявили траур, в церквах и соборах служили панихиды, раздавали многочисленную милостыню нищим. После отпевания умершей в Благовещенском соборе Кремля состоялись ее похороны.

   После отравления первой Супруги Государя Иоанна Грозного, Царицы Анастасии, проводилось большое следствие, которое завершилось опалами бывших царских любимцев, заподозренных в преступлении. Но в данном случае признаки отравления были настолько явными, что причину смерти установили сразу и однозначно: Царица Мария Темрюковна ничем не болела и внезапно скончалась, как отмечалось на Освященном Соборе, «в муках, в терзаниях ». «И тако поживе Царь Иван Васильевич с Царицею своею Марьею 8 год и месяц 6. И окормлена бысть от изменников отравою от столника Василия Хомутова с товарыщи, их же Царь Иван Васильевич злой смерти предаде: в котле свари…» Смерть Царицы Марии Темрюковны положила начало расследованию об измене, которое длилось полгода и закончилось убиением много раз уличенного и неоднократно до того прощенного Князя Владимира Андреевича Старицкого да публичной казнью новгородцев на Поганкином болоте (Чистых прудах).

    Царь Иоанн любил Царицу Марию, всегда с теплом вспоминал ее, жаловал на помин ее души деньги по монастырям, сопровождая даяния повелением «поминати доколе монастырь (Пречистыя или Троицы) стоит, ис Повседневного списка не выгладити». Царь Иоанн Васильевич поддерживал отношения с родственниками Царицы. В декабре 1570 года Царь, посылая жалованье старшей супруге хана Давлет-Гирея Айшебрат Масалтан для поездки в Мекку, пишет: «…И в нашем законе христианском обычай и по смерти тело разлучается, а душа от любви духовнаго совета не отлучается. А мы, поминая свою Царицу и Великую Княгиню Марию, и по смерти со сродниками ее поминаем и на помин жалуем и ради этого посылаю тебе со своим гонцом, с Богданом Шапкиным 300 рублев. Писано в Слободе лета 7079-го декабря месяца…» Ныне гробница Царицы Марии находится в подклети Архангельского собора Московского Кремля.

   Через три столетия, в 1851 году, на родине Царицы Марии в слободе Нальчик Божиим промыслом и Царским соизволением был поставлен храм во имя Преподобного Симеона Столпника. Вроде бы и не в Царицыну честь, но Бог весть, ведь Благоверная Царица Мария по сложившемуся с XIX столетия обычаю поминается 1/14 сентября как раз на Преподобного Симеона Столпника. Со временем храм Преподобного Симеона стал великолепным кафедральным собором. В 1992 году по благословению Ставропольского и Владикавказского Владыки Гедеона рядом с собором был построен крестильный храм в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины, именем которой и была окрещена княжна Кученей. И теперь 1 (14 по новому стилю) сентября в престольный день храма Преподобного Симеона Столпника города Нальчика совершается панихида о упокоении Благоверной Царицы Великой Княгини Марии Темрюковны и всех князей Черкасских. В центре города Нальчика Русской Царице-кабардинке поставлен памятник с надписью на постаменте: «Навеки с Россией». Русский и кавказский народ верит, что почитаемая им Царица Мария в сонме небесных покровителей молится за всех Господу Богу.