Славянский Двор

Исполнение Первого Пророчества о разрушении и восстановлении Храма Христа Спасителя

Вячеслав Александрович Леньков – соавтор макета-проекта, по которому был воссоздан Храма Христа Спасителя в Москве. Вместе с ним над этим проектом работали скульптор Владимир Петрович Мокроусов и архитектор Андрей Александрович Титов, которые совместно представили работу в рамках Всесоюзного конкурса «Памятник Победы для города Москвы в Великой Отечественной войне» в 1988 году.

Идея о необходимости восстановления памятника у Вячеслава Александровича Ленькова появилась после просмотра кинохроники с записью взрыва Храма Христа Спасителя.

Кинохроника демонстрировалась в ноябре 1985 года и произвела на Вячеслава Александровича сильное впечатление. В том же году он написал рассказ «Главный храм России», который позднее был напечатан в журнале «Наш современник». В конце 1986 года Вячеслав Александрович Леньков и Владимир Петрович Мокроусов подали заявку на участие в конкурсе, который был объявлен Москомархитектурой. Позднее скульптор выступил в московском Манеже с официальным заявлением о необходимости восстановления утраченных памятников, в том числе, Храма Христа Спасителя. Тогда же у двух скульпторов появилась идея реализации этого проекта, но пока что только в виде замыслов. Вячеслав Александрович и Владимир Петрович, обдумывая проект, посетили Троице-Сергиеву лавру, где увидели деревянный макет Храма Христа Спасителя. Им удалось узнать об утраченном памятнике много нового и интересного, они долго и внимательно осматривали храм, встроенный в учебный корпус со столовой семинаристов.

Весной 1987 года Вячеслав Александрович Леньков принял решение участвовать во Всесоюзном конкурсе «Памятник Победы для города Москвы в Великой Отечественной войне», который был объявлен правительством СССР и должен был пройти в московском Манеже. Именно Леньков стал автором идеи-концепции комплексного воссоздания нескольких утраченных памятников: восстановление Храма Христа Спасителя на месте бассейна «Москва», перенесение Триумфальной арки с Поклонной горы на прежнее место – в район Белорусского вокзала, и строительство храма Георгия Победоносца в память Победы в Великой Отечественной войне. К участию в реализации этого проекта он пригласил Владимира Петровича Мокроусова, своего земляка, с которым вместе учился в художественном училище на Урале и в Строгановском училище в Москве. Изначально Мокроусов отнесся к идее Ленькова скептически и не верил в возможность ее воплощения, однако в итоге, оценив ее масштаб, дал свое согласие. В декабре 1987 года состоялась первая встреча мастеров для обсуждения проекта. Позднее к скульпторам Ленькову и Мокроусову присоединился архитектор Андрей Александрович Титов. После детального обсуждения авторы решили начинать работу над двумя проектами – восстановление Храма Христа Спасителя и перенос Триумфальной арки к Белорусскому вокзалу.

На протяжении 1987 и 1988 годов мастера активно работали над созданием макетов. Готовые макеты участники творческой группы решили сдавать в экспозицию Манежа по отдельности – чтобы повысить шансы на победу в конкурсе. Для этого работы были поделены между авторами, но исключительно формально и только для сдачи. Так, макет Храма Христа Спасителя в Манеж должен был сдавать Мокроусов, макет переноса Триумфальной арки – Леньков. Сдаче макетов в экспозицию мастера придавали особое значение, считали ее важным этапом. Академик Фотий Яковлевич Шипунов, внимательно следивший за работой мастеров и оказывавший им поддержку, предложил освятить готовые макеты перед сдачей на конкурс. Леньков и Мокроусов согласились. Для освящения Фотий Яковлевич Шипунов пригласил священника Алексия Аверьянова, своего давнего друга. В частности, именно при поддержке священника Алексия Аверьянова академик Шипунов снял документальные фильмы «Земля в беде» и «Спасение Волги». Отец Алексий благословил начинание скульпторов и их участие в конкурсе, освятил макеты – по очереди: сначала – макет, находившийся в мастерской Мокроусова, затем – макет в мастерской Ленькова. После освящения второго макета священник Алексий Аверьянов оставил в мастерской освященное масло из крестильного прибора и сказал Вячеславу Александровичу: «Храм восстановят. Этим Освященным Маслом помажем стены нового Храма. Не сомневайтесь — мы победим!».

Во время освящения макета, находившегося в мастерской Мокроусова в Каретном ряду, велась видеосъемка. Корреспондент задал академику Шипунову, который также присутствовал на освящении, вопрос – не лучше ли было бы направлять финансовые средства на восстановление небольших российских храмов, чем на реализацию такого масштабного проекта, как Храм Христа Спасителя? Отвечая на этот вопрос, академик четко обозначил свою позицию и позицию скульпторов Ленькова и Мокроусова относительно восстановления Храма Христа Спасителя: «Это символ России, а воссоздав поруганный символ в столице, сразу пойдет возрождение остальных храмов по всей стране, но не наоборот. Это наиважнейшая задача. Восстановится главный Храм – восстановится и Россия». Слова Фотия Яковлевича Шипунова, как можно утверждать сегодня, стали пророческими.

Мастера отвезли макеты на экспозицию в Манеж. В демонстрационном зале работы установили в разных местах, сославшись на отсутствие готовых тумб для их совместного размещения. Экспозиция готовых макетов в Манеже была связана с множеством проблем, однако, как вспоминает Вячеслав Александрович Леньков, главным было другое — сама идея возрождения Храма, которая прозвучала официально и громко, на Всесоюзном конкурсе, объявленным правительством. Идея для тех лет выглядела дерзостью, заявление о ней выглядело смелым поступком — своеобразным вызовом после долгого сна и массового разрушения церквей. Безусловно, все внимание в Манеже в тот год было приковано к макету Храма Христа Спасителя. Официально этот макет, в соответствии с предварительной договоренностью авторов, представлял только Владимир Петрович Мокроусов, сдававший макет в экспозицию и упоминавшийся во всех документах. Логично, что в центре внимания оказался только Мокроусов, без своего соавтора. Вячеслав Александрович Леньков до сих пор относится к той ситуации с пониманием и не перестает напоминать: главное – не слава, но результат. Он рассказывает, что именно в Манеже и именно в дни проведения экспозиции, была сформирована инициативная группа единомышленников, которая позже переросла в церковную общину Храма Христа Спасителя.

Архитектор Посохин в фильме «Не нам, не нам, но Имени Твоему» произносит такие слова: «Когда идея возрождения Храма была публично выставлена и показана на конкурсе, она постепенно стала овладевать сознанием масс страны, сначала общественности, а позднее эта идея стала понятна и руководству страны и вот тогда общество все в целом стало понимать, что воссоздание Храма Христа – это Покаяние перед памятью павших героев России, перед жертвами послевоенных лет и Покаяние за снос многих культурных и исторических памятников России».

Итоги конкурса, победу в котором одержал проект Мокроусова и Ленькова, не устроили представителей власти, и их решено было пересмотреть. Был объявлен новый конкурс, его проведение назначено на следующий год. Мастера начали подготовку к нему. Мокроусов предложил реализовать более масштабный проект, включив в него макеты Храма Христа Спасителя, Белорусского вокзала, а также макет территории Замоскворечья.

21 января 1992 года на краю бассейна «Москва» была отслужена первая Божественная литургия. Ее служил священник Алексий Аверьянов, благословивший проект и освятивший готовый макет восстановления Храма Христа Спасителя. Этот макет перед литургией был установлен на переносном престоле. На литургии звучало прошение ко Господу Богу воскресить прежний храм. Макет отец Алексий помазал освященным елеем. Затем макет был выставлен в Манеже с предложением восстановления Храма Христа Спасителя в прежнем виде, что и, по милости Божьей, состоялось.

На месте Храма Христа Спасителя до Отечественной войны 1812 года находился Алексеевский женский монастырь, который был разрушен под новое строительство. Игуменья Алексеевского монастыря предсказала, что разрушение монастыря повлечет за собой разрушение и нового храма, однако он впоследствии будет восстановлен. Ее пророчество сбылось.